Родные места.

              Отпуск! Как радует слух это незамысловатое слово! Я отпущен на все четыре стороны. Могу позволить себе валяться в постели, пока примитивное чувство голода не заставит меня пойти изучить содержимое холодильника.  Могу допоздна смотреть телевизор или читать книгу, которая уже так долго лежит на прикроватной тумбочке. Каждый раз, когда мой взгляд цепляется за ее красочный переплет, где-то глубоко чувство стыда пытается повлиять на мою совесть, но ведь завтра рано вставать… Могу выключить телефон на целых несколько дней, и если мои домочадцы все время будут где-то в поле зрения, никто не бросится в розыски.  Тем более есть в моей жизни одно местечко, которое еще не развратили блага современной цивилизации и там совершенно официально не ловит мобильная связь. Ушлые разработчики всемирной паутины еще не добрались до далеко стоящего от федеральной трассы хуторка. Там пахнет парным молоком в ранние часы, густо по утрам поднимается туман над рекой, вечерами задушевно поют соловьи и стрекочут сверчки, именно там живет моя бабушка.

            Моя любимая бабушка. Некогда молодая, полная сил, первая красавица на селе. Сейчас уже совсем не та. Время внесло свои коррективы. В ней нет уже того задора и энергии, как раньше. Она уже не хватается за любую работу посильную или нет для женского организма. Ее загорелое лицо густо усыпано глубокими морщинами. И только голос заставляет вздрагивать и на какое-то мгновение переноситься в детство, когда она окликает  меня как раньше.

-Лёшка!- Слышу я звонкий, как и прежде бабушкин голос.

            Именно туда хочется уехать, спрятаться ото всех, погрузиться в идиллию с природой  и детские воспоминания.  Гуляя, взять за руку сына, и в красках рассказывать ему обо всем том, что я творил, будучи в его возрасте. У нынешней молодежи сейчас совсем другие интересы и предпочтения, но я чувствую, как разгорается интерес в глазах моего ребенка, когда я рассказываю о ночной рыбалке, о первом заработке на птицеферме, о катании на тарзанке. Даже сосчитать сложно, сколько было разведено костров и поймано ящериц.

          Отчий дом находится на самом краю хутора. Хотя, здесь, наверное, почти каждый дом можно считать крайним, всего две улицы и далеко разбросанные друг от друга подворья. Не зря же казаки любили раздолье. Это прослеживается во всем. Если огород, то ему нет ни конца, ни края! Сколько сил здесь оставлено! Если усадьба, то она уж точно не ограничивалась нынешними стандартными шестью сотками.

 

Бутовый камень серо-зеленый

выложенный из бутового камня - Бутовый камень серо-зеленый
Песчаник серо-зеленый
из серо-зеленого толстяка - Песчаник серо-зеленый

      Подъезжаю к калитке, как всегда поражённый трудолюбием своей бабули. Ни одной травинки. Причем не  только во дворе, но и вокруг забора. Все живое, все настоящее.  Хлопотно жужжат пчелы над цветущей клубникой. На дорожках между серо-зелеными плахами песчаника копошатся муравьи. Дверь погреба открыта нараспашку и  подперта увесистым бутовым каменюкой, который когда-то приспособил дед. Ничего не меняется!   И даже то, что, не успев поздороваться, нас сразу же сажают за стол.

       Детям есть, где разгуляться! Целыми днями вижу, как мелькают их макушки то в курятнике, то в сеновале, то изучают дедов строительный инвентарь, дрессируют, озадаченного пса, который к концу дня уже старался не попадаться им на глаза, тискают кота-подростка.  А вечером только добравшись до кроватей, моментально засыпают.

       Много забот в деревне. Это  только квартирные горожане могут маяться от скуки в выходной день, не находя себе занятия. А здесь, работа всегда находится сама. Вот и сегодня, сначала переделав некоторые домашние дела, мы решили прогуляться с детворой по местным окрестностям.

Песчаник Валун природный камень

Валун крупногабаритный навалом - Песчаник Валун природный камень

       Некогда протоптанные тропинки, давно заросли за ненадобностью, но нам это не помешало добраться до ельника, который  в моем  детстве состоял из молодых невысоких деревьев.  А сейчас это огромный величественный бор со всеми своими прелестями, шишками, поганками, худенькими лиственными деревьями, так и не набравшимися сил.  Огромные каменные валуны стоят как и прежде стражами в сосновом бору. Они когда-то служили нам опорным наблюдательным пунктом. Вот и сейчас на них не без труда вскарабкиваются  уже мои дети, а кажется, совсем недавно все то же самое делал я. Для этих валунов мы просто мгновение. Даже представить страшно, сколько им лет, а может даже веков!

        Тут неподалеку когда-то была карьерная выработка. Находчивый местный предприниматель нанимал  хуторских старшеклассников, здесь они зарабатывали своим весьма тяжелым трудом  первые деньги. В их числе был и я.  Вот и сейчас  видны следы переработки камня.  Даже можно различить кое-где, запыленные насыпи из бело-желтого песчаника, а где-то из травы проглядывает груда серо-зеленого пластуна. Все это уже давно ушло в историю.

Песчаник Бело-жёлтый

между плахами бело-желтого песчаника - Песчаник Бело-жёлтый
Пласт серо-зеленый
из серо-зеленого пластуна - Пласт серо-зеленый

      Домой мы возвращались не спеша, уставшие,  умиротворенные  и такие родные. Почему-то именно в такие моменты можно почувствовать  и оценить величину своего  счастья. Мы часть природы и как жаль, что мы иногда забываем об этом.  И я верю, что в жизни каждого  есть то самое место, в котором он ощущает себя частью природы, маленькой, но счастливой!

 

 

 

 

 

Шеверева Анна Николаевна